Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Александр Шевкин. Образовательные стандарты, или То-чего-не-может-быть. Сергий Рыбаков. Концепция новых Государственных стандартов общего образования как план разрушения системы образования России.

10.11.2012 16:06      Просмотров: 2716      Комментариев: 0      Категория: Педагогика: "Образовательные стандарты"

Александр Шевкин

Образовательные стандарты, или То-чего-не-может-быть1

Пусть Федот проявит прыть,
Пусть сумеет вам добыть
То-Чаво-На-Белом-Свете —
Вообче-Не-Может-Быть!

Про Федота-Стрельца, удалого молодца.

Леонид Филатов
.

Источник информации - http://shevkin.ru/?ID=809&action=Page
 

Начинать разговор про образовательные стандарты надо с истории их возникновения.

Много лет российская (советская) школа работала по примерным предметным программам, в которых фиксировалось содержание обучения и время, отводимое на его изучение. До реформы конца 60-х годов прошлого века дидактические материалы использовались мало, книг для учителя с поурочными разработками не издавали, а результаты обучения были хорошими. Некоторые даже считают, что они были лучшими в мире — по математике, по крайней мере.

Школу тогда заканчивали не все поступившие в первый класс, зато выпускникам средней школы не требовались репетиторы. Наша старая школа обеспечивала вузы хорошими кадрами, а вузы обеспечивали страну специалистами для науки и всех отраслей народного хозяйства. То, что мы считали достижением нашей старой школы, теперь оценивают иначе.

 В конце 60-х годов провели реформу образования, ввели всеобуч, чем сильно изменили условия функционирования школы, стали обучать всех и без второгодников, переложили ответственность за результаты обучения на учителя. Образование начало падать.

 В Академии педагогических наук СССР (лаборатория обучения математики, рук. В.В. Фирсов) в начале 80-х годов появилась идея обязательных результатов обучения. Позднее удержать образование на должном уровне попытались с помощью образовательных стандартов, которые в то время понимались как предметные программы, дополненные конкретным списком требований к знаниям и умениям учащихся, и заданиями обязательного уровня — их должен был уметь решать ученик, имеющий положительную отметку по предмету. При этом предполагалось, что достижение обязательного минимума является лишь первым этапом в построении дифференцированного обучения, при котором учащийся сам выбирает уровень изучения предмета. Через разработку так понимаемых стандартов В.В. Фирсов пытался восстановить в школе утраченные цели воспитания, усилить роль и значение формальных целей образования взамен насаждаемого сегодня прагматизма по американскому образцу. Он надеялся, что на этом пути можно будет сделать что-то разумное, и мы, наконец, получим в школе по всем предметам свои базисные программы, как это было сделано в математике в 1980 г.

 Затем сменился общественный строй, начались поиски идеи новой школы. Гуманизация, гуманитаризация, перегрузка школьников — вот главные задачи и главная проблема школы начала 90-х годов, как это виделось руководителям образования. Началось создание временных научных коллективов, которые разрабатывали документы для обеспечения реформы образования. Из-за рубежа стали поступать иностранные кредиты на реформирование нашего образования в заранее указанном направлении. В образовании появилась возможность неплохого заработка для больших начальников.

С началом новой эпохи В.В. Фирсов был отстранён от проекта по разработке стандарта, который очень быстро перешёл в разряд денежных. Вот что писал В.В. Фирсов в 2005 г. незадолго до своей смерти: «Это был типичный «наезд» на вполне успешно работавший коллектив с целью «распила» денег. Для этого были использованы сначала — задержка и так мизерного финансирования моего проекта (и всего-то речь шла о пустяшной сумме в 40 000 долларов!), затем дезинформация о якобы невыполнении нами требований стратегии модернизации (хотя следовало проверять исполнение требований Технического задания) и, наконец, выдвижение бессмысленных условий в плане осуществления так называемого компетентностного подхода (надо же было привнести хоть что-то своё!)… А затем началась Днепровско-Шадриковская эпопея, в которой я уже отказался участвовать. В результате получилось то, что получилось».

Первый вариант стандарта был с треском провален в Государственной Думе в 2002 г., его переработанный вариант был введён в школу в 2004 г. приказом предыдущего министра образования В. Филиппова.
 
Поскольку аппетит приходит во время еды, а под новые деньги надо предложить новые идеи, то новая команда разработчиков стандарта последнего поколения кроме компетентностного подхода привнесла еще и требования к методике обучения детей. Можно подумать, что без внедрения деятельностного подхода на уровне Стандарта наша новая школа функционировать не может. Будто бы в нашей успешной старой школе царил бездеятельностный подход.

Внеся так много «науки» в стандарты, освятив всё это заклинаниями про духовно-нравственное развитие школьников и воспитание патриотизма, разработчики внедрили стандарт для начальной и основной школы, но всему есть предел! На стандарте для старшей школы общество прозрело, котёл взорвался. В Интернете и в СМИ развернулась бурная дискуссия. Оппоненты разработчиков Стандарта утверждали, что партия власти разрушает образование в стране, готовит введение платного образования, уничтожает его общедоступность, что явно расходится с разговорами Президента и Премьера о необходимости построения знаниевой экономики. Обстановку накалила и форма представления стандарта — от имени правящей партии, да с благоглупостями вроде уроков патриотизма и необходимости создания новой мифологии.

 Приведём первую версию представления Стандарта руководителем проекта А.М.Кондакова: «Последние годы в школе мы давали только знания, но не воспитывали. Результатом этого стало побоище на Манежной площади”. Теперь решено сделать крутой поворот. Главной целью старших классов станет воспитание нравственного и ответственного патриота. А для этого, согласно проекту, учебный день начиная с 9-го класса разделят надвое. В первой половине — собственно уроки, во второй — поисковые работы на полях боевой славы и прочие акции, направленные на формирование личности гражданина. При этом количество предметов также сократится вдвое. Их останется 9. Обязательными станут физкультура, основы безопасности жизнедеятельности, “гражданская зрелость” и “Россия в мире”. Остальные 5 — по выбору» (МК, № 25526 от 16 декабря 2010 г.) 

 Получился стандарт, без которого школе было бы только лучше. Он предназначен исключительно для «распила» денег его разработчиками и высоким начальством и для отвлечения сил и средств, которые можно было бы потратить на решение реальных проблем образования. Ну не могли же они всерьёз полагать, что это псевдонаучное, непомерно многословное и косноязычное творение необходимо школе и будет реально работать!

 Другим этот документ и быть и не мог, он полностью отвечал представлениям управляющего класса о том, чем должна заниматься школа. Например, министр образования и науки А. Фурсенко всерьёз полагает, что «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». А заместитель министра образования и науки А. Свинаренко заявил: «Образование из социальной отрасли должно превратиться в производительную (УГ, 31.08.04), то есть начать оказывать образовательные услуги и зарабатывать деньги. Просто победа менеджерской мысли!

 В.В.Жириновский после событий на Манежной площади заявил: «образование... вредит государству! В Каире на улицы вышли образованные! И если бы в СССР не давали образование, он бы ещё триста лет простоял! Чем быстрее даёте образование, тем быстрее будет революция!» КП, 9.02.2011.

 Так что стандарт — это дымовая завеса, под которой управляющий класс разрушает образование, делает его сословным, нарушая действующую Конституцию страны во имя сохранения своего властного и имущественного положения.

Существуют две точки зрения на образовательные стандарты.

1) Следуя А.В.Краснянскому и используя научное толкование терминов «стандарт»[2], «объекты стандартизации»[3], можно считать, что стандартизация в образовании невозможна в принципе, а «Образовательные стандарты» — это абсурд»[4].
 
Приведём доказательство тезиса «Образовательный стандарт — это абсурд».

«Дети — это люди, находящиеся в стадии быстрого развития. Образовательные стандарты — это требования к результатам нравственного и интеллектуального развития детей. Но не всякие требования могут быть стандартами, а только те, которые могут быть измерены объективными методами. Нет объективных методов измерения нравственности и интеллекта. Невозможно стандартизировать образование — это творческий процесс. Невозможно стандартизировать результаты образования — нравственность и интеллект детей. Пытаться сделать детей объектами стандартизации — бессмысленно. Следовательно, «образовательный стандарт» — это противоречивое выражение (абсурд)».

 То есть «образовательные стандарты» это не «стандарты» — точно так же, как «Единая Россия» это не «Россия». Проще говоря, образовательный стандарт — это то, чего на белом свете вообще не может быть.

 2) В соответствии с Законом Российской Федерации № 3266-1 (с учетом обновлений) и Федеральной целевой программой развития образования на 2006 – 2010 гг., можно считать, что словосочетание «Образовательные стандарты», понимаемое как требования к результатам освоения основных образовательных программ, имеет право на жизнь.

Первоначальная, и «переработанная» версии стандарта для старшей школы не содержат никаких образовательных программ. Предполагается, что эти программы должны быть написаны в каждом отдельном образовательном учреждении. Что же тогда содержат образовательные стандарты? Ответ на этот вопрос прост: набор благих пожеланий и в принципе непроверяемых требований. Это, скорее, не стандарт, а декларация о намерениях. Суть стандарта формулируется в одном предложении: хорошо подготовленные учителя в хорошо оборудованных школах должны хорошо обучать и воспитывать детей.

 В стандарте для старшей школы предусмотрено обучение по выбору обучаемого, что подается разработчиками стандарта как большое достижение отечественной педагогической науки, способное разгрузить старшеклассников от ненужных в жизни знаний и способствовать их социализации и патриотическому воспитанию.

 На эту научную новизну обратили внимание в отзыве на стандарт, подготовленном в гимназии № 610 С.-Петербурга.

 «Авторы убеждают нас в том, что проект является «квинтэссенцией» передового зарубежного опыта, ссылаются на стандарты, главным образом, США и Финляндии… Это ложь. На самом деле и первоначальный проект стандартов, и его «переработанная» версия представляют собой плохо переведенный на русский язык вариант т. н. программы «международного бакалавриата» (The International Baccalaureate®, далее IB). То же обязательное «ядро» и 6 предметных областей, из которых выбираются предметы (по одному), причем не более 3-х на углубленном уровне (все желающие могут сравнить две программы, обратившись к сайту http://www.ibo.org/diploma/curriculum/).

 Программа IB была разработана в Швейцарии, в Женеве, в одной из частных т. н. «международных» школ в 1968 г. Ее основная цель — «выровнять» (правда, за большие деньги) аттестаты школьников из слаборазвитых стран до европейского уровня и дать им возможность поступить в западные университеты. Обучение в школах IB ведется на английском языке, поэтому и предметов немного…

  Сегодня программа IB достаточно популярна в частных школах Швейцарии, Италии, Великобритании — но в первую очередь именно как коммерческая программа, предназначенная для иностранцев, которые не могут после своих национальных школ поступить в западные университеты» (http://610.ru/blog/847).

 То есть своих граждан в упомянутых странах по программе IB не учат.

 Нас, разумеется, волнует не то, кто перепёр швейцарский первоисточник «на язык родных осин», а то, что подобным образом разработчики стандартов собираются не доучивать иностранцев из слаборазвитых стран, а первоначально обучать в школе всех российских школьников.

Особое беспокойство вызывает отношение авторов стандарта к математике, которую, как и другие предметы, каждый ученик может изучать на одном из трех уровней: базовом (2 часа в неделю), интегрированном (3 часа) и профильном (5 часов)[5].

 На базовом уровне он будет за 2 ч в неделю изучать и алгебру и начала анализа, и стереометрию, и элементы теории вероятностей и статистики. Это, очевидно, будет не изучение математики, а беседы о математике. Но тогда и прослушанный курс должен называться соответственно и записываться в аттестат: «Беседы о математике» или «Знакомство с математикой».

 На интегрированном уровне предполагается совместное изучение за 3 ч в неделю математики (алгебры, начал анализа, геометрии и информатики). Заметим, что министерство образования уже проводило эксперимент по изучению одной только математики по специальной программе (курс А), рассчитанной на 3 ч в неделю, результаты были признаны неудовлетворительными. Зачем же наступать на те же грабли, добавляя к математике ещё и элементы теории вероятностей и статистики вместе с информатикой?

 Обучение в вузе станет невозможно после изучения математики на базовом или интегрированном уровне, если там есть изучение математики хотя бы в течение одного семестра. Может быть, такая цель и ставится?

 А обучение математике на профильном уровне в течение 5 ч в неделю не будет отличаться по времени обучения от обычных общеобразовательных классов советской поры. Отметим, что стандарт вообще не предполагает обучения по традиционным для России программам для школ и классов с углубленным изучением физики и математики, которые пока еще существуют. Нам не объясняют, почему стране это больше не нужно, но есть люди, знающие ответ на этот вопрос.

  В одном из интервью замечательный филолог Г.А. Белая недоумевала: «…от нас Всемирный банк требует (я читала подготовленный им доклад о проблемах образования в России), чтобы мы отказались от спецшкол, гимназий и лицеев, так как это, якобы, недемократично, и свернули преподавание гуманитарных и фундаментальных наук, потому что для такой нищей страны, как Россия, это непозволительная роскошь. И, представьте себе, наше Министерство образования и науки идёт на поводу у этих советчиков»[6].

 Вот одна цитата из проекта Закона об образовании: "федеральный государственный образовательный стандарт — нормативный правовой акт, устанавливающий обязательные требования к образованию определенного уровня". Почему требования предъявляются к образованию, а не уровню подготовки выпускников? Что такое образование определённого уровня (кем определённого) — не сказано. Можно ли тогда понять, что такое образовательный стандарт?

Про углублённое изучение предмета закон упоминает только в статьях 65 и 94. Но как!

"Статья 65. Сетевые формы реализации и освоения образовательных программ

Сетевые формы реализации образовательных программ применяются в целях повышения качества образования, расширения доступа обучающихся к современным образовательных технологиям и средствам обучения, предоставления обучающимся возможности выбора различных профилей подготовки и специализаций, углубленного изучения учебных курсов, предметов, дисциплин (модулей), более эффективного использования имеющихся образовательных ресурсов".

 "Статья 94. Общеобразовательная организация

Общеобразовательные организации могут использовать в своем наименовании специальные названия, в том числе в следующих случаях:

общеобразовательные школы, обеспечивающие углубленную, профильную подготовку обучающихся по одному или нескольким предметам (предметным областям) — общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов;

общеобразовательные школы, обеспечивающие на ступени среднего общего образования углубленную, профильную подготовку обучающихся по предметам (предметным областям) гуманитарного, социально-экономического, художественно-эстетического цикла, — гимназия;

общеобразовательные школы, обеспечивающие на ступени среднего общего образования углубленную, профильную подготовку обучающихся по предметам (предметным областям) технического, математического, естественнонаучного цикла, — лицей;

Прием (перевод) граждан в общеобразовательную организацию для получения среднего общего образования с углубленным изучением отдельных предметов или на профильном уровне может осуществляться с учетом результатов освоения обучающимися основной образовательной программы основного общего образования".

Кстати, о подготовке к углублённому изучению предмета до 10 класса в Законе нет ни слова. (Всемирный банк не разрешает?)

 Теперь почитаем Стандарт, который «включает в себя требования к результатам освоения основной образовательной программы». Эти требования делятся на личные, метапредметные и предметные. Так вот среди личностных результатов есть гордость за свой край, свою Родину, прошлое и настоящее многонационального народа России, уверенность в его великом будущем. Известно, что среди опрошенных молодых людей около четверти мечтают навсегда уехать за границу. Это от того, что мы так живём или от того, что ещё не принят стандарт, по которому несчастные учителя будут внушать несчастным детям несчастных родителей о том, как прекрасно настоящее и будущее многонационального народа России?

Там же находим, что личные результаты должны отражать «сформированность гражданской позиции выпускника как сознательного, активного, … уважающего закон и порядок, … способного противостоять социально опасным и враждебным явлениям в общественной жизни». Но чтобы воспитывать такие качества, хорошо бы устранить бандитизм из судебной и прокурорской и правоохранительной систем, глобальное воровство чиновничества, хорошо бы иметь честные выборы. В противном случае выпускников даже не удаётся убедить в том, что списывать на ЕГЭ нехорошо. Многие из них считают, что их окружает ложь во всём, и они были бы последними дураками, если бы не ловчили на экзаменах. Неужели ситуацию можно изменить задекларировав слова о гражданской позиции выпускника в Стандарте?

 А вот про способность противостоять социально опасным и враждебным явлениям в общественной жизни надо писать аккуратнее, потому что составители Стандарта и учащиеся могут по-разному оценивать эти явления.

 Нет смысла обсуждать другие предложения стандарта, например, декларативные и непроверяемые предметные требования, какими бы благими пожеланиями они не были мотивированы — даже если разработчики стандартов «хотели как лучше…». Объемный, многословный, написанный на плохом русском языке документ выражает нехитрую мысль: «Хорошие учителя в хорошо оборудованных школах должны хорошо учить детей». Никакой детализации этой декларации в Стандарте нет.

 Очевидно утопической выглядит идея обучения на выбранном учеником уровне, так как она не подкреплена обязательствами государства оплачивать такое обучение. Общественность встревожена заложенной в стандарты идеей разделения предметов на обязательные и выбираемые учеником еще и по причине возможности введения на основе этого деления платного обучения.

 Даже если считать стандарт декларацией о самых благих намерениях, надо всё же признать, что он отражает весьма наивные и непрофессиональные представления его разработчиков о школе и о способах обеспечения страны квалифицированными кадрами. Он настолько не отвечает стратегическим интересам развития России, что не может быть принят за основу для дальнейшего обсуждения и доработки. А взглянуть на этот вопрос строже, то это преступление перед будущим России.

Это не может не вызвать беспокойства за способность России к воспроизводству научных и инженерных кадров, за её обороноспособность. При нынешнем министре образования и науки, при руководящей роли той же партии, которая в Думе постоянно голосует против образования, не стоит ждать чего-то хорошего. Чтобы понять это, достаточно прочитать несколько высказываний людей, задающих направление развития образования через Стандарты.

 Министр образования и науки А. Фурсенко:

·        Я не изучал в школе высшую математику, и при этом не дурее других.

·        Математика убивает креативность.

Председатель Высшего совета партии «Единая Россия» Б.Грызлов:

·        Парламент не место для дискуссий!

·        Мы можем вспомнить Коперника, которого сожгли за то, что он говорил «А Земля все-таки вертится».


 Злые языки в Интернете уже съязвили, что это был не Коперник, а Николай Джорданович Галилей.

А вот новость, достойная упоминания: «Член Общественной палаты РФ, известная телеведущая Тина Канделаки приняла предложение министра образования и науки России Андрея Фурсенко войти в состав рабочей группы по доработке стандарта для старшей школы».  (Учительская газета, 23.06.2011)

Нет, мы не против того, чтобы Тина Канделаки занималась образовательными стандартами. Она же вела передачу на телевидении с умными детками. Этого уже достаточно, чтобы считать её специалистом в проблемах образования, особенно в проблеме создания образовательных стандартов. Она, безусловно, общероссийский моральный авторитет. Особенно в области духовно-нравственного воспитания, на что так сильно напирает Стандарт для старшей школы. (Вот только неплохо было бы убрать из Интернета её эротические фотографии).

На мой взгляд, неуважение властей к мнению общества о стандартах подчёркнуто поразительным в своей точности выбором морального авторитета для разрешения спора о том, Чего-не-может-быть!

 [1] Данная статья подготовлена для выступления автора на Круглом столе, посвященном обсуждению стандартов, в рамках летней школы учителей математики в МГУ (1-2 июля 2011). Выступление сопровождалось презентацией с некоторыми цитатами и портретами персоналий, о которых упоминается в выступлении. Желающие получить презентацию могут написать по электронному адресу, приведённому после фамилии автора статьи.

[2] Стандарт — в широком смысле слова — образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов; нормативно-технический документ по стандартизации, устанавливающий комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации и утвержденный компетентным органом.

[3] Объекты стандартизации — это конкретная продукция, методы, термины, обозначения и так далее, имеющие перспективу многократного применения, используемые в науке, технике, в производстве, транспорте и других сферах народного хозяйства.

[4] Название статьи А.В. Краснянского на сайте http://avkrasn.ru/article-440.html.

[5] Старшеклассникам дадут 36 бесплатных часов в неделю. (Газета.РУ, 25.02.2011).

 [6] В. Соколова. Серые кардиналы образования. Кто стоит за «реформами» по ликвидации всеобщей  грамотности в стране. — Совершенно секретно.  http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2758


  Сергий Рыбаков

Концепция новых Государственных стандартов общего образования как план разрушения системы образования России

Источник информации - http://www.verav.ru/common/mpublic.php?num=424

Примечание Анатолия Краснянского. Было предложено несколько проектов "Стандартов". К сожалению, неизвестно, о каком проекте идет речь в статье Сергия Рыбакова.

В соответствии с обращением Святейшего Патриарха Алексия от 26 марта 2008 в Рязанской епархии решением правящего архиерея Высокопреосвященнейшего Павла, архиепископа Рязанского и Касимовского и под его председательством была образована специальная комиссия, которая внимательно изучила представленный проект Концепции государственного стандарта общего образования. В комиссии приняли участие академик РАО А.П. Лиферов, д.п.н., зав.кафедрой педагогики Рязанского госуниверситета профессор В.А. Беляева, педагоги и духовенство Рязанской епархии.

В итоге было подготовлено Заключение, содержащее обоснованные выводы и конкретные предложения. В частности, в Заключении констатируется: «К сожалению, предложенный вниманию общественности проект Концепции государственного образовательного стандарта общего образования отвечает далеко не на все насущные вопросы. Более того, отдельные его положения, выполняющие роль «концептов», порой вызывают недоумение. Так, представленные в проекте тезисы о стандарте как общественном договоре находятся в явном противоречии с представленными здесь же многочисленными положениями, которые фактически никак не сопряжены с традиционными представлениями народов России о целях и задачах воспитания и обучения детей в средней школе.

Детальный анализ содержания проекта Концепции указывает, что избранный разработчиками методологический подход к общему образованию, в немалой степени основан на эклектике, точнее механическом соединении либерально ориентированных идей с учением о государстве и обществе, а также с положениями о целях и задачах образования, месте и значении учителя, которые характерны для протестантско-кальвинистских кругов». Заключение содержит следующую оценку теоретического уровня Концепции: «Серьезные вопросы вызывает и общий научно-теоретический уровень проекта Концепции, где вместо культурно-исторического системно-деятельностного подхода, глубоко и всесторонне разработанного отечественной психолого-педагогической наукой (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, П.Я. Гальперин и др.), вводится так называемый «деятельностно-целевой подход», о содержании и характере которого приходиться лишь догадываться». Отмечено, что в Концепции нет указаний на соотношение инвариантной и вариативной частей стандарта общего образования.

Авторы заключения негативно оценивают содержание Концепции в аспекте актуальной социально-педагогической задачи развития воспитания школьников: «Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что авторы проекта настойчиво избегают употреблять понятие «воспитание», которое всегда было системообразующей категорией российской педагогической науки и практики. Максимум, что фиксируется в Концепции – это подготовка учащихся к трудовой и экономической деятельности. «На каких предметах и каким образом следует осуществлять патриотическое и гражданское воспитание, формирование системы семейных ценностей, морально-нравственных ориентиров и моделей социального поведения, кросскультурной грамотности – все это, к глубокому сожалению, не нашло отражение в проекте Концепции. Отсутствие указанных концептов – это один из главных отрицательных моментов представленного документа». Отмечается игнорирование в Концепции традиционных религиозных конфессий в России, религиозной культуры: «Проект фактически игнорирует вопрос об участии традиционных конфессий в деле образования и воспитания подрастающего поколения. Духовно-нравственная культура, как область образования, включающая в себя преподавание на всех ступенях общеобразовательной школы предмета «Основы православной культуры» для православных учащихся, «Исламская культура» для мусульман, «Культура иудаизма» и «Культура буддизма» для учащихся соответствующих вероисповеданий, вообще никак не отражена и не обозначена». «Проект никак не отражает тенденций активного сближения в последнее десятилетие позиций государства и традиционных для России конфессий и, прежде всего, Православной Церкви в деле образования и воспитания молодежи». В Заключении содержится вывод о «необходимости существенной переработки представленного документа». Пока же «Предложенный нам на рассмотрение проект Концепции государственного стандарта общего образования не отвечает цели и задачам его разработки, не соответствует высокому статусу государственного документа, не имеет глубокого научно-теоретического обоснования. Убеждены, что принятие проекта Концепции государственного стандарта общего образования в представленном виде не даст позитивных результатов. Более того, практическая реализация проекта Концепции может нанести непоправимый вред сложившейся за многие десятилетия системе общего образования, привести к усилению многочисленных кризисных явлений в обучении и воспитании, спровоцировать рост нестабильности в многоконфессиональном и полиэтничном обществе».

Завершает Заключение предложение органам власти: «Просим заинтересованные органы государственной власти включить в состав разработчиков компетентных специалистов, способных эффективно решать стоящие перед сферой образования задачи в духе уважения к тысячелетней истории, культуре, православной традиции и государственности России».


Отвлекаясь от текста официального Заключения, хотелось бы так же отметить, что проект Концепции государственного стандарта общего образования по стилю своего изложения местами вызывает недоумение.

Приведу несколько примеров.

В проекте написано: Особенностью реализации деятельностного подхода при разработке стандартов образования является то, что цели общего образования представляются в виде системы ключевых задач, отражающих направления формирования качеств личности (такое построение целей позволяет обосновать не только способы действий, которые должны быть сформированы в учебном процессе, но и содержание обучении в их взаимосвязи)».

Напомню, что деятельностный (или деятельностно-целевой) подход – это новая терминология авторов Концепции. Первая часть фразы вообще непонятна: «особенностью реализации деятельностного подхода при разработке стандартов образования является…». Т. е. надо ли понимать, что при разработке стандартов разработчики сами овладели новаторским «деятельностным подходом», или же они именно деятельностный подход стремятся положить в основу создаваемых стандартов, или же здесь произошло счастливое наложение первого и второго: сами усвоили и другим предлагают?

Рассмотрим вторую часть этой фразы. «Цели общего образования представляются в виде системы ключевых задач, отражающих направления формирования качеств личности».

БСЭ: «Задача, 1) поставленная цель, которую стремятся достигнуть. 2) Поручение, задание. 3) Вопрос, требующий решения на основании определённых знаний и размышления (математическая З., шахматная З., логическая З., письменная З.), проблема. 4) Один из методов обучения и проверки знаний и практических навыков учащихся, применяемых во всех типах общеобразовательных и специальных учебных заведений».

Что же хотели сказать разработчики? Цели общего образования представленные системой целей, или вопросов, или поручений, или методов проверки знаний и практических навыков отражают направления формирования качеств личности.

Читаем дальше: «(такое построение целей позволяет обосновать не только способы действий, которые должны быть сформированы в учебном процессе, но и содержание обучении в их взаимосвязи)».

Видимо все-таки «содержание обучения», тогда хоть как-то по-русски будет! Но с точки зрения логики совсем непонятно! Построение целей в виде целей или вопросов позволит обосновать способы действий и даже само содержание образования, и при этом их взаимоувяжет. Что же это за столь сокровенные вопросы – цели, сама постановка которых произведет в нашем образовании столь выдающийся прогресс?!

Теперь попробуем сложить обе части. При разработке стандартов разработчики овладели деятельностным подходом. (Похвально!) В этом состоит особенность его (деятельностного подхода) реализации. (Действительно это представляет собой особенность реализации подхода!) Овладев этим новым подходом, окрыленные своими достижениями, авторы Концепции поставили цель перед всей системой образования в виде совокупности целей или вопросов. Они решили, что поставленные ими цели или вопросы будут способны сформировать определенные качества личности. Кроме того, эти цели сформируют способы действий, которые должны быть сформированы в учебном процессе, вместе с содержанием обучения в их взаимосвязи. Прекрасный проект!

Разработчики утверждают: «Стандарт можно рассматривать как определенную ориентировочную основу действия, задаваемую культурно-историческим деятельностным подходом, обоснованным в работах Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, П.Я.Гальперина. Для этого подхода главным является вопрос, какие необходимы действия, которыми должен овладеть ученик, чтобы решать любые задачи. Иначе говоря, необходимо выделить универсальные действия, овладение которыми дает возможность решать в неопределенных жизненных ситуациях разные классы задач. Это деятельностно-целевой подход к содержанию стандарта».

Вообще, как указали сами авторы концепции, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и П.Я. Гальперин разработали культурно-исторический системно-деятельностный подход. Здесь все ясно. Учащиеся должны знать отечественную и мировую историю, приобщаться к культурному наследию своего народа и изучать лучшие образцы мировой культуры. Причем изучение должно происходить в системе и сопровождаться учебными видами деятельности.

Каким образом из этих принципов разработчики концепции смогли «слепить» «деятельностно-целевой подход» – это особый вопрос! Разве кому-нибудь, кроме самих разработчиков, сделавших сие открытие, неясно, что деятельность производится ради достижения цели, а достижение цели невозможно без осуществления деятельности? Поэтому само название изобретенного разработчиками подхода выдает бессодержательность, пустоту идеи.

«Если приоритетом общества и системы образования – написано в проекте Концепции, – является способность вступающих в жизнь молодых людей самостоятельно решать встающие перед ними новые, еще неизвестные задачи, то результат образования «измеряется» опытом решения таких задач. Тогда на первый план, наряду с общей грамотностью, выступают такие качества выпускника, как, например, разработка и проверка гипотез, умение работать в проектном режиме, инициативность в принятии решений и т.п. Эти способности востребованы в постиндустриальном обществе. Они и становятся одним из значимых ожидаемых результатов образования и предметом стандартизации. «Измеряется» такой результат нетрадиционно – в терминах «надпредметных» способностей, качеств, умений».

«Результат образования, – пишут авторы проекта, – измеряется опытом решения новых, еще неизвестных задач»! Следует заметить, что речь идет о выпускниках школы, которым нет еще и 18 лет от роду. Воистину это будет новое поколение гениев: все невтоны и платоны! Здесь налицо мечтательность и иллюзия. Причем иллюзия вредная и опасная. Дальше – больше! Проект начинает напоминать Нью-Васюки, где фантазия великого комбинатора рисует некое постиндустриальное общество. Представленная фантастическая картина может быть воспринята за реальность только в состоянии неадекватного восприятия мира, но именно на ней предлагают выстроить стандарт общего образования!

Специфическая мечтательность, связанная с практикой посещения иных миров, как правило, приводит тех, кто ей подвержен к странным, нетрадиционным оценкам реальных вещей. Увиденные в грезах способности 17-летних выпускников становятся одним из значимых ожидаемых результатов образования и предметом стандартизации. Поэтому и результат таких странных духовных опытов «измеряется нетрадиционно». Как правило, в этих состояниях результат измеряется в терминах! В данном конкретном случае результат измеряется не просто в каких-то обычных терминах, а в терминах «надпредметных способностей»!

Можно было бы продолжить и дальше, но и этого достаточно. Теперь осталось только представить, как будут соединены тесты ЕГЭ с результатом проверки в терминах надпредметных способностей, чтобы понять, что российской системе образования уготовляется окончательный разгром.

Рыбаков Сергий, Кандидат физико-математических наук. Протоиерей. Председатель отдела религиозного образования и катехизации Рязанской епархии, доцент кафедры теологии Рязанского государственного университета.
  

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна